НовостиЭкспертиза

Пища богов: как черная икра, символ богатства и роскоши, стала бизнесом на $50 млн

аквакультурная черная икра добыча

Наряду с игристым вином, икра — символ роскоши и состоятельной жизни, что совсем не удивляет. Каспийская осетровая черная икра, продающаяся по цене от 16 до 35 долларов 30 грамм в розницу — один из по-настоящему дорогостоящих продуктов, который вы можете приобрести.

Занятно: сам осетр — рыба, которая имеет внешность на любителя, и, помимо прочего, употребляет в пищу все подряд. Но икра осетровых настолько желанный деликатес, что является вопросом политических игр и подковерных афер.

В 1986 году Соединенные Штаты закрыли ввоз всех товаров из Ирана, не исключая осетровую икру. Последние три года улов русского осетра на Каспии был снижен. Там просто не хватило икры для всех желающих, чтобы оставить для разведения. Это произошло как итог безумного бега наперегонки между поставщиками.

Несмотря на все свое великолепие, икра приносит не так много денег производителям. В этом году в Америке употребили только лишь 500 000 кг высококачественной импортной икры на общую сумму 25 миллионов долларов.

Из-за моратория на ввоз черной икры из Ирана и низкого отлова в Каспийском море, ценная белужья икра теперь практически недоступна для приобретения, в то время как расценки на более доступную икру севрюги и осетра увеличились на 40%.

Чтобы привезти продукт, дистрибьюторы стали действовать в обход законодательства. Недавно обнаружили партию контрабандной иранской икры, объемом 3500 фунтов, замаскированный под зарегистрированный продукт. Икра осетровых хранилась на льду в антисанитарных условиях.

Конечно, ситуация стала ухудшаться задолго до того, как эта проблема начала касаться конечного потребителя, и контрафактная икра появилась на рынке.

Даже в теоретически идеальных условиях природный икорный продукт является довольно большой редкостью. Белуга, дающая исключительную икру, не фертильна до 20 лет. Пока рыба взрослеет — сидит на дне водоема и ест ил, морскую растительность и даже лобстеров. Белуга бывает длинной до 35 футов и весит до 3200 фунтов.

В течение сотен лет Иран, омываемый морем с севера, был рад позволить России контролировать улов, переработку и реализацию всех рыб, выловленных на Каспии. Но в 1951 году Моссаддек, иранский министр, не согласился продлить 35-летний договор, нормирующий добычу рыб в Каспийском регионе.

Он заявил, что народу Ирана пора восстановить свою пищевую промышленность. Затем, во время прихода к власти шаха в 1954 году, Америка оказала помощь развивающемуся рыбному промыслу. В ответ американцы получили возможность покупать икру по хорошей цене и претендовать на лучшее качество продукции от иранцев, сравнивая с теми товарами, что привозились из СССР.

Четыре года спустя, с 1959 по 1962 год, икорный рынок Америки, обычно продающий до 85% русской продукции, начал торговать на 94% иранской осетровой икрой. Икра осетра из Ирана заняла безоговорочное первое место по количеству продаваемых объемов, вплоть до падения государственного строя в 1978 году. Тогда, из-за непредсказуемости иранских поставщиков и отсутствия желания новой власти заниматься осетровыми, чье употребление в пищу конфликтует с исламским законодательством, икорные сорта из России получили шанс усилить позиции на прилавках Америки.

Династия Петросянов, родом из Армении, сегодня является самым крупным дистрибьютором черной икры на рынок Соединённых Штатов. Они бежали из Российской Империи сразу после социалистической революции и открыли предприятие по продаже деликатесов в парижском пригороде в 1920-х годах.

В Соединенных Штатах они вышли на рынок в 1981 году и в наше время являются всемирно известными продавцами деликатесов: разнообразной икры, лососевого филе горячего копчения и фуа-гра, развивая предприятие с годовым доходом в 55 миллионов у.е.

Петросян хвалится своим правом на ввоз икры российского производства в Соединенные Штаты. Он упоминает, что икра из Ирана не сравнится с русской икрой: «Вы не можете на 100% испытывать уверенность в качестве товара, когда приобретаете его у иранцев». В целом СМИ подтверждают это наблюдение. Но на самом деле, русская эксклюзивность — это миф. Такие оптовые компании, как Hansen Caviar Co., закупающие русскую икру в России и через каналы в Европе, успешно сбывают ее во всем мире.

Сегодня династия Петросянов один из крупнейших поставщиков икры для любителей деликатеса в Штатах. В 1985 году семья открыла роскошное заведение в стиле ар-деко на Манхэттене. Экзотический ресторан полон посетителей в уикенды, люди специально приезжают издалека купить фирменные икорные продукты.

Петросян знает, что политики могут легко изменить свое мнение и законы. Если запрет на иранские товары будет отменен во время сезонного промысла осетровых, иранская икра сумеет опять ввозиться в Соединенные Штаты. Поставщики черной икры уже работают над тем, чтобы иметь больший объем вылова осетровых на Каспии, чем три года назад.

Когда это произойдет, упадут расценки на икру всех сортов, что наверняка огорчит героев нашей статьи, но порадует других продавцов. Они могли бы получить больше высококачественной икры для продажи, по сниженным ценам, они могли бы увеличить долю на рынке. Хотя икра осетровых никогда не будет массово доступной, но она будет такой же обыденной на нашем праздничном столе, как и хорошее игристое шампанское, и другие статусные продукты.

Статья на материалах: https://www.forbes.ru/biznes

Показать всю статью
Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close